• "20 лет назад было создано МЧС России" Интервью Первого заместителя министра МЧС России Цаликова Руслана Хаджисмеловича

     

    Двадцать лет назад, 27 декабря 1990 года, в России появилась совершенно новая служба - Российский корпус спасателей, переросший чуть позже в одно из самых эффективных и работоспособных министерств России – МЧС. Об итогах первых 20 лет работы МЧС и планах на будущее в интервью ИТАР-ТАСС рассказал первый заместитель министра по чрезвычайным ситуациям Руслан Цаликов.

    - Руслан Хаджисмелович, годы развития и становления МЧС пришлись на самое непростое для России время. Что было самым сложным? Насколько сейчас оптимальна система предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций с учетом новых реалий, вызовов и угроз?

    - Выделить, что было самым сложным, тяжело. Естественно, нас коснулись все те сложности, которые переживала страна в те годы. Но мы начинали  новое дело: вели научные разработки и осуществляли практические мероприятия в области спасения. Для нашего министерства это был период становления с присущим всему новому энтузиазмом и энергией. Надо отметить, что эти чувства свойственны каждому сотруднику министерства до сих пор. Поэтому я бы не стал говорить о сложностях. Они всегда были, есть и будут. Каждому времени присущи свои трудности.

    Факт, что в это сложное время система все-таки состоялась. И я могу твердо сказать, что на сегодняшний день она эффективна, хотя и находится в постоянном  развитии, так как появляются новые риски и угрозы. В пример можно привести это лето. Мы никогда не сталкивались, по крайней мере, наше ведомство и современная Россия, с такими природными пожарами, но смогли отреагировать и справиться со стихией.

    - На счету МЧС тысячи операций по ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций, как в России, так и за рубежом. По Вашей оценке, какая из них была самой удачной, если можно так сказать, считается гордостью министерства?

    - Мы всегда гордимся теми операциями, где нам удалось не допустить гибели людей или удалось спасти человеческие жизни независимо от масштабов спасательных операций. И таких, к счастью, очень много. Но выделить какую-то одну, было бы, наверное, неправильно, каждая по-своему уникальна. Разве не уникальна была в 1992 году операция по вводу миротворческих сил в Южную Осетию, и разве не уникальна была операция по восстановлению систем жизнеобеспечения в Южной Осетии в 2008 году, а операция по сносу знаменитой трубы на Уфимском нефтеперерабатывающем заводе, попавшая в Книгу рекордов Гиннеса? Разве можно говорить, что не уникальна операция по борьбе с природными пожарами летом этого года?

    После землетрясения в Нефтегорске в 1995 году погибло очень много людей, но в то же время спасателям удалось спасти многие жизни.  Причем удавалось доставать живых людей из-под завалов и на 6-е, и на 7-е сутки. Недавно на Дальнем Востоке проходили мероприятия, посвященные 20-летию МЧС. На празднование была приглашена девушка, которой недавно исполнилось 19 лет. В 1995 году ее ребенком спасли в Нефтегорске.

    Стихия зачастую имеет непреодолимую силу, бывают жертвы, поэтому любая спасенная человеческая жизнь - это успех.

    - Что Вас не устраивает в системе МЧС, что, может быть, планируется изменить? Какие вопросы до сих пор не решены в области защиты населения и территорий от ЧС?

    - Совершенствоваться всегда есть в чем, и по каждому направлению в нашей работе есть моменты, которые нас не устраивают, - в области предупреждения, прогнозирования, моделирования чрезвычайных ситуаций, антикризисного управления, реагирования. Но все появляющиеся проблемы, конечно же, решаются.

    Перед каждым подразделением обозначаются приоритеты. Например, в области авиационно-спасательных технологий очевидна задача, которую необходимо будет решить в следующем году - оснастить выливными устройствами государственную авиацию, чтобы создать в России самую крупную в мире национальную группировку воздушных судов, способных осуществлять тушение природных пожаров. Это целый комплекс работ: обучение летного состава из других министерств и ведомств, заказ выливных устройств для вертолетов и транспортных самолетов Ил-76.

    Более того, в 2011 году мы должны «прикрыть» вертолетами ряд федеральных трасс. В следующем году мы должны полностью обеспечить авиационно-спасательными подразделениями трассу и железную дорогу Москва - Санкт-Петербург и начнем организовывать работу авиационно-спасательных подразделений на больших участках трассы Москва - Казань и федеральной трассы "Дон". Подобные конкретные задачи стоят перед каждым нашим структурным подразделением.

    Если говорить в общем, хотелось бы иметь большую достоверность прогнозов, связанных с некоторыми видами чрезвычайных ситуаций, например, землетрясениями. Но пока наука не может нам дать более определенных сведений о предстоящем землетрясении, чем те, которыми мы располагаем сегодня.

    - Ни одно даже самое гениальное ведомство только своими силами не решит полностью проблемы безопасности. Что, на Ваш взгляд, необходимо для комплексного решения этих вопросов?

    - На мой взгляд, основная проблема – это недостаточный уровень культуры безопасности жизнедеятельности среди населения. Поэтому один из приоритетов и на будущий год, и на ряд последующих – работа по повышению культуры безопасности, воспитанию сознания и молодых, и зрелых людей. Необходимо, чтобы культура безопасности стала повседневным элементом бытового и профессионального поведения.

    На это направлена государственная политика, и МЧС России, в свою очередь, проводит большую работу по формированию культуры безопасности жизнедеятельности среди населения, поэтому я верю, что нам удастся поднять  ее на должный уровень.

    Кроме того, в настоящее время принят Закон о страховании опасных объектов. Я уверен, что в ближайшее время будет принят Закон о противопожарном страховании. В Государственной Думе уже находится проект закона о Добровольной пожарной охране. Это общественно значимая и  серьезная задача, ведь только силами профессиональных служб обеспечить безопасность нельзя.

    - В России один из самых высоких показателей гибели людей на пожарах. Какие меры сейчас принимает МЧС в области обеспечения пожарной безопасности, какие проблемы здесь еще предстоит решить?

    - Насчет высоких показателей. Когда мы говорим о гибели людей на пожарах, мы это делаем без относительного сравнения с тем, что происходит в других странах. Но в России гибель действительно высока. В среднем ежедневно в стране погибают в пожарах более 30 человек. Это очень много.

    МЧС проводит большую работу, направленную на снижение числа погибших.

    Для этого принимаются меры в области предупреждения - это усиление профилактической работы, усиление и одновременно упрощение надзора, это совершенно правильное возложение ответственности за противопожарное состояние на собственников объектов, потому что без участия самого собственника обеспечить безопасность его объекта просто невозможно.

    Во-вторых, это технологии реагирования, новая техника. За последние два года произошли колоссальные сдвиги в оснащении пожарных. Были годы, когда покупка ста машин в год по федеральному бюджету была большим достижением, сегодня мы сотнями закупаем машины, причем это современная техника, сделанная в кооперации с ведущими мировыми производителями на территории нашей страны. Особое внимание уделяется готовности самих пожарных - совершенствуются методики их подготовки, внедряются новые средства пожаротушения.

    В-третьих, повышение ответственности общества за свою безопасность. Это и техническое регулирование, которое законодательно действует в области пожарной безопасности, ужесточение ответственности владельцев объектов. Только такой комплексный подход позволяет нам с уверенностью говорить, что мы обязательно выйдем на низкие показатели гибели людей от пожаров.

    Хочу напомнить, что в 2002 году, когда противопожарная служба была передана в МЧС, у нас от пожаров погибло 18 тысяч человек, а в прошлом году жертвами пожаров стали менее 13, 9 тысяч человек. Снижение гибели наблюдается и в этом году, и, судя по всему, оно будет существенным. В целом ежегодно число  погибших на пожарах сокращается почти на 800-1000 человек, и это очень серьезный результат.

    - Какие проблемы вскрыли пожары, бушевавшие летом этого года? Какие выводы МЧС сделало для себя? Все ли было сделано правильно и вовремя? Можно ли было минимизировать последствия этой чрезвычайной ситуации?

    - Есть объективные причины того, что произошло. Они связаны с природными аномалиями: это длительное время стояния антициклона, аномально высокие температуры, вихревые ветры страшной силы и т.д.  Но есть, конечно, так называемый человеческий фактор, которому мы уделили основное внимание.

    Мы внимательно проанализировали, что не было сделано из того, что нужно было сделать для того, чтобы, если уж не совсем свести на "нет", то хотя бы минимизировать последствия. Мы провели оценку готовности поселений, их защищенности от перехода пожара из природного в пожар в населенном пункте и внимательно это проанализировали, оценили оснащенность служб и, прежде всего, служб субъектов Российской Федерации, Рослесхоза, их готовность к борьбе с лесными пожарами, оценили состояние леса, оценили и вклад МЧС в тушение пожаров и нашли во всем этом недостатки,  в том числе и в своей работе.

    Что касается нас /МЧС/, мы считаем, что в «набат» надо было ударить на двое-трое суток раньше. И министр об этом открыто сказал в Государственной Думе.  Все,  что нами было сделано в последние два-три дня июля и, наверное, в первые три дня августа, надо было сделать на несколько дней раньше. Конечно, сказать, что при этом ничего бы не произошло, наверное, было бы неправильно, но негативные последствия были бы меньше.

    За этим анализом последовали выводы. Правительством Российской Федерации принята серьезнейшая программа переоснащения подразделений МЧС на пять лет. Она и в деньгах серьезная, и в техническом оснащении. И естественно мы будем готовить пожарные подразделения с учетом нашего реагирования на природные пожары, несмотря на то, что на нас не возложены функции  тушения пожаров в лесах.

    Очень серьезно улучшается и координация федеральных ведомств, и здесь свою роль сыграл Национальный центр управления в кризисных ситуациях /НЦУКС/ МЧС, который стал платформой для такой координации.

    - Насколько эффективна существующая ныне система мониторинга и прогнозирования ЧС? Помогают ли прогнозы МЧС в уменьшении негативных последствий от чрезвычайных ситуаций?

    - У нас оправдываемость прогнозов очень высокая, по природным угрозам она составляет от 70 до 90 процентов. Могу привести в пример противопаводковую кампанию этого года. Паводковая обстановка была чрезвычайно сложной. На некоторых реках, Томи и Лене, были серьезнейшие проблемы. Но благодаря точному прогнозу удалось предотвратить тяжелые последствия. Да, кое-где были подтопления, но могло быть все намного тяжелее, если бы не осуществлялись массированные подрывы льда, чернение льда, если бы наши оперативные группы и спасатели не находились безвылазно по нескольку недель подряд на опасных участках, если бы не проводили работу вместе с нашими коллегами из других ведомств и местными властями. Это пример того, что значит точный прогноз.

    Мы постоянно совершенствуем систему мониторинга. Маленький пример. После перехода горноспасателей в ведение МЧС, мы в НЦУКСе вывели данные датчиков газоанализаторов со всех шахт, где есть риск накопления метана. Но это только первый шаг, эта система должна по-умному заработать: газоанализатор, который где-то сработал, должен мгновенно подать сигнал в ЦУКС Главного управления МЧС по субъекту РФ и на автомате, если предельно завышены концентрации и это требует реагирования федеральных сил, в НЦУКС.

    Сейчас эта система дорабатывается. Дело в том, что на разных шахтах разное программное обеспечение, разные системы обнаружения. Сейчас  мы синхронизируем программные продукты с владельцами и руководителями этих объектов.

    - Как вы оцениваете уровень технической оснащенности МЧС? Достаточно ли современных технических средств у пожарных и спасателей, войск ГО?

    - Техники всегда недостаточно, потому что  мы смотрим вперед, появляются новые научные разработки, новые открытия, и, наверное, такое хорошее чувство неудовлетворенности правильно. Но если объективно оценивать, то сегодня можно смело сказать, что процент оснащенности техникой у подразделений МЧС серьезно увеличился в последние 2-3 года.

    Сегодня мы привлекаем пожарных к работам по спасению людей, в том числе при ДТП, и для этого нужно специальное оборудование. На сегодняшний день оснащенность специальным гидравлическим  спасательным инструментом Федеральной противопожарной службы превышает 90 проц. Это то оборудование, которого у них раньше просто не было.

    Мы поставили перед собой задачу - завершить в следующем году оснащение  не только ФПС специальным инструментом, позволяющим работать в любых спасательных операциях, но и службы субъектов Российской Федерации. Такая работа поводится. Для этого приняты специальные программы, с каждым субъектом РФ подписано соглашение и протокол о взаимодействии по развитию систем безопасности в части ответственности МЧС.

    - За 20 лет МЧС превратилось в достаточно мощную разветвленную структуру. В этом году в МЧС были переданы военизированные горноспасательные части. Завершен ли этот переход и что делает министерство для развития горноспасателей?

    - Если иметь в виду юридический акт, то да, переход состоялся. Был подписан Указ президента, и после него вышло Постановление правительства. Духовно горноспасатели давно с нами, но говорить об их полной адаптации пока преждевременно. Дело в том, что все горноспасатели объединены в три отряда - в области металлургии, строительства, ну и собственно угольной отрасли. Все они находятся в разных статусах.

    Сейчас МЧС проводит работу по унификации статуса, по сопряженности статуса горноспасателя со статусом спасателя, потому что горноспасатели по тарифной сетке отнесены к шахтерам, а не к спасателям.

    Решаются вопросы пенсионного обеспечения и оплаты труда. Причем их мы стараемся решать таким образом, чтобы ничего не ухудшить, а только улучшать. Если в одном отряде уровень зарплаты выше, чем в других, то приравнивание идет к более высокому уровню.

    Конечно, остро стоят вопросы и технического оснащения. В первую очередь, предстоит решить проблемы со средствами связи, которая должна быть под землей и надежной, и устойчивой. Не менее важно обеспечить горноспасателей дыхательными аппаратами - более легкими, но при этом более длительного действия. Предстоит решить и вопросы экипировки: под землей и налегке находиться непросто, а горноспасатели идут туда, чтобы оказывать помощь. На шахте "Распадская", где в мае этого года произошла трагедия, протяженность подземных выработок составляет более 300 км под землей.

    Сейчас речь идет о том, чтобы поднять горноспасателей на новый качественный уровень. Это очень смелые, квалифицированные люди. Это всегда была элита горного дела,  поэтому им необходимо соответствующее отношение и с нашей стороны.

    - Самое главное, что есть в любой структуре, - это люди. Насколько социально защищены сотрудники МЧС?

    - Вопросы социальной защищенности находятся на достаточном уровне, но требуют своего развития. Этому есть объективное объяснение. В МЧС одновременно  проходят службу и военнослужащие, у которых свои статусные положения, и сотрудники внутренней службы. Хотя они и близки друг к другу, но у них есть определенные различия в социальных гарантиях. Есть и государственные служащие, которые работают в органах управления, теперь еще и горноспасатели с особым статусом.

    Конечно, люди, которые выполняют рядом одну и ту же работу, должны и социально поддерживаться на одном и том же уровне, который должен быть высоким. Работа над этим все время ведется и основные вопросы - зарплат, доплат и обеспечения жильем - решаются.

    25.12.2010