• "Куда мы докатились?" Глава ГИБДД России Виктор Кирьянов дал интервью "Газете.Ru"

     

    Руководитель ГИБДД России Виктор Кирьянов несколько часов ехал в машине с корреспондентом «Газеты.Ru» по трассе «Амур». Главный гаишник страны рассказал о введении сухого закона, об изменениях в ПДД, которые вступят в силу в ноябре, и поделился планами по изменению законодательства в области безопасности дорожного движения.

    – В ноябре вступают в силу серьезные изменения в ПДД. Зачем они были сделаны и чего Вы от них ожидаете?

    – Очень сильно вырос трафик, многие водители выезжают на своих автомобилях за рубеж. Поэтому сейчас вся политика направлена на то, чтобы приблизиться к европейским правилам. Например, круговое движение сделаем, как в Европе. После ноября через полгода проанализируем ситуацию.

    – Не произойдет ли так, что водители не смогут быстро сориентироваться в изменениях ПДД?

    – Может, кто-то из водителей подзабудет и будет совершать ДТП, но мы надеемся, что водители быстро привыкнут. Нужен информационный всплеск, чтобы изменения дошли до каждого. Преподаватели в автошколах должны проводить беседы. Также подпишу рекомендации инспекторам, чтобы не было такого, что нарушил – и сразу наказывать. Надо провести беседу и дать пояснение, чтобы по-человечески разобраться.

    – А как это – «по-человечески»?

    – Ведь это видно. Водитель раскаивается, и действительно случайность. Инспекторов надо учить и проводить постоянно работу. Бывает, забыл водитель документы дома. Посмотрел по базе данных – она работает хорошо: там видно, что права есть и не лишен их, машина не числится в угоне, – можно отпустить.

    – В изменениях есть пункт по тихоходным средствам, скорость которых ниже 30 км/ч. Как будет исчисляться скорость этих средств, которые, наконец, можно будет обгонять?

    – Всегда было трудно работать в потоке и определять нарушения. Сейчас инспектор выбегает на дорогу, рискуя собственной жизнью и создавая аварийную ситуацию. На каждом совещании прошу их не заниматься этим. Но это привычка, и трудно отучить. Будем использовать автомобили, оборудованные видеофиксацией.

    – Применение систем видеофиксации будет расширяться. Водители жалуются, что штраф приходит автовладельцу. Но ведь зачастую за рулем другой человек, который ездит по доверенности. Не собираетесь ли вы как-то урегулировать эту ситуацию?

    – А зачем? По закону отвечает владелец, поэтому пусть он и разбирается. Идет в суд и доказывает, что за рулем был не он, а другой человек. Наоборот, надо уходить от доверенностей: ведь есть страховка.

    – С августа в России была отменена допустимая норма алкоголя в крови водителей. Какие-то изменения произошли с тех пор?

    – Пьют за рулем еще много, это очевидно. Не понимает наш человек, что пьяным не место за рулем.

    – Много обсуждается, что у некоторых людей организм вырабатывает алкоголь, есть заболевания, при которых алкотестеры также будут показывать «опьянение». Кефир, квас показывают алкоголь на измерительных приборах. Как быть водителям в таких ситуациях?

    – Если не пил алкоголь, значит не пил. Потом же отвезут на медосвидетельствование, а там все видно. У нас стыд на весь мир: каждое шестое происшествие происходит по вине пьяного водителя. Куда мы докатились? Но каждый год у нас сокращается количество пьяных водителей. Но если сравнить с Европой, то еще их очень много. Поэтому надо меры принимать и еще ужесточать санкции. Езде по пьянке надо поставить точку – в обществе должна быть к этому нарушению нетерпимость.

    – А что сейчас происходит на практике? Инспектор останавливает водителя, проверяет его на алкотестере, который показывает, допустим, 0,2 промилле. Его лишат прав?

    – В медицинском учреждении будет проведена более качественная экспертиза, которая покажет, пил водитель или нет.

    – В медучреждениях говорят, что допустимая норма в 0,3 промилле, согласно инструкции Минздрава, все еще действует. Нет ли путаницы?

    – До нового года давайте не будем никаких выводов делать. Мы планируем выезжать в регионы и анализировать ситуацию.

    – Сейчас в России строятся автодромы. Можно ли будет сдавать практический этап вождения без участия инспектора ГИБДД?

    – Мы готовы отдать экзамен первого этапа автошколам. Не надо нам участвовать. Если это будет в автошколе, пусть они возьмут прием экзамена себе. В ГИБДД будет проходить только второй этап экзамена. В интернете уже появились списки автошкол, которые готовят некачественно. Мы показываем количество ДТП, которые совершили выпускники автошкол, и планируем указывать причины, по которой произошли аварии. Чтобы будущий водитель, который идет учиться, видел, как идет подготовка в автошколе, и сам думал, идти туда или нет. И автошкола должна об этом беспокоиться, чтобы понимала: планку в обучении надо поднимать. Ведь надо учить не только правилам, но показывать, почему нельзя нарушать.

    – В Москве очень сложная ситуация с пробками. Столичные власти говорят, что в ближайшие десятилетия она будет только ухудшаться. Действительно ситуация настолько безнадежная?

    – Этими вопросами должны заниматься специалисты в области организации дорожного движения и четко сказать, что проводится работа – первый этап, второй, третий, а потом будет лучше, – потерпите. Но мы этого не слышим. Агрессивность вождения, пока постоит в пробке, возрастает. Из-за этого происходят ДТП, возникают конфликтные ситуации с инспектором на дороге. У нас сейчас нет недели, чтобы не разнимали друг друга. Также не хотят в Москве строить парковки. Инвесторам, наверное, неинтересно в это вкладывать – они предпочитают строить жилье, а парковку не делают. Арбат, кинотеатр «Октябрь» – ведь там парковка должна быть, там триста машино-мест. Но где она, почему ее там нет? В первую очередь, если инвестор построил что-то, пусть сделает подземные парковочные места. Этот резерв надо было использовать, но это, видимо, им невыгодно.

    – Обсуждаются ли сейчас кандидатуры будущего главы столичной ГИБДД?

    – Да, обсуждаются, и уже в ближайшее время этот вопрос закроем. Имена называть пока не надо: все равно они ни о чем не скажут. Москва должна стать показательным регионом в России, чтобы по нему равнялись все остальные. До этого получалось не так. Например, при регистрации транспортных средств выстраиваются огромные очереди.

    – Сегодня в беседе с дальнобойщиками Вы упомянули о планируемых изменениях в правилах перевозки грузов. О чем идет речь?

    – Ответственность грузоотправителя должна быть выше, чем сейчас. Они обманными путями пишут 20 тонн, а на самом деле в машине 30 тонн. Визуально это не определишь. Например, в Испании за это отвечает грузоотправитель. Я бы сосредоточил все усилия для того, чтобы на трассе не проверять машины. Надо вообще не допустить выезда такого автомобиля. Тот, кто отправляет груз, должен нести ответственность, а не водитель. Будем прописывать это в законе.

    – Для грузовиков и пассажирских автобусов вводятся тахографы. Какие перевозчики должны будут их устанавливать?

    – Это касается всех перевозчиков, кто выезжает за границу. На территории России это будет тоже. Но есть другая проблема. Сейчас даже в местах отдыха для водителей нет охраны, и ответственность за груз в машине никто не несет. Инвесторы, которые строят стоянку для водителей, могли бы взять на себя функции охраны автомобилей. Мы сейчас вместе с дорожниками прорабатываем этот вопрос. В постановлении правительства уже сказано, что через каждые 50 километров должны быть площадки для отдыха водителей, но пока эти стоянки никем не охраняются.

    – Была идея увеличения коэффициента стоимости полиса ОСАГО для нарушителей ПДД. Почему это до сих пор не введено?

    – Этот шаг позволит еще больше навести порядок на дорогах. Я за такое решение. Надо работать с законодателями, но они почему-то не хотят это принимать.

    – Страховщики хотят повысить стоимость ОСАГО, говорят для них сейчас это убыточно. Как Вы относитесь к этой идее?

    – До сих пор базы данных, которая бы позволяла оценить, сколько было выплат, у страховщиков нет. Вопрос – почему? Никто не знает, какие у страховщиков убытки.

    – Сейчас после ДТП водители порой часами ждут инспекторов. Здесь как-то планируется изменить ситуацию?

    – Сегодня оформление ДТП, так называемое «железо», отнимает очень много времени. У нас этого «железа» в 10–15 раз больше, чем ДТП с погибшими и ранеными. В Москве, как снег выпадет, число таких мелких ДТП вырастает в три раза. Например, разбил фару, бампер повредил или поцарапал машину – все вызывают ГИБДД. Я вынужден оставлять тех ребят, кто уже отработал смену, потому что не справляются с объемом работы. В результате инспектор задерживается, водитель ждет. Поэтому предлагаем уйти от оформления ДТП с «железом» и отдать это самим водителям. Пусть они оформят, нарисуют схему, и будет понятно, кто виноват. Тем более у нас будет сокращение инспекторского состава на 15–20 процентов.

    – В связи с чем сокращения?

    – Это реформа идет. Чтобы поднять зарплату сотрудникам, мы вынуждены сокращать личный состав. Другого пути нет.

    – В России планируется вводить аукционы на «красивые» номера. Что это за идея?

    – Если будет такое решение принято, я буду с удовольствием его выполнять. Пусть казна пополняется. Кто хочет себе такой номер – пожалуйста.

    – Какие еще изменения могут произойти в регистрационной деятельности?

    – Мы сейчас инициативно занимаемся вопросом, чтобы вообще отменить ПТС. Он не нужен. Его теряют – это еще и повод криминалом заниматься. ПТС был создан, когда не было базы данных. Сейчас есть база данных – по ней все видно.

    – Часто на дорогах между водителями и инспекторами возникают конфликты. Как планируется вести работу в этом направлении?

    – У меня в год до двух тысяч нападений на инспектора. И не всегда дело доходит до суда. Сейчас участник дорожного движения все может снимать на камеру или телефон. Но хотелось бы, чтобы закон работал как со стороны инспектора, так и со стороны участника дорожного движения. Если инспектор неправ, я не буду его защищать, а буду наказывать. Если участник дорожного движения неправ, то тоже должен работать закон. Я хотел бы в этом случае защитить инспектора.

    – Но участник дорожного движения зачастую беззащитен перед инспектором, когда он превышает полномочия, искажает ситуацию. Как быть водителю в таких случаях?

    – Запишите все действия инспектора на видео – тогда накажем его. Не буду его защищать, если покажут на видео нарушения.

    – Дорожники предлагают сузить полосы под евростандарты. Не приведет ли это к скачку аварийности?

    – Я пока сомневаюсь на этот счет. Может, эти требования не подходят к нам – надо не торопиться и проработать этот вопрос.

    – Сейчас много разговоров о том, что в России за ДТП, случившееся из-за нарушения водителем ПДД или по вине пьяного водителя, слишком мягкое наказание. Планируется ли как-то ужесточать в этом направлении законодательство?

    – Депутаты эту тему обсуждали, но пока ни к чему не пришли. Видимо, нужен еще один трагический случай, чтобы это изменить.

    – Ваши сотрудники на дорогах несут огромные нагрузки. Как планируется поддерживать их?

    – Очень обидно, что поручение президента о социально-правовой защите инспекторов не выполнено. По заболеваемости и по колоссальной нагрузке, которая есть на дороге, мы идем на первом месте. Практически каждый водитель, которого остановили, настроен агрессивно против инспектора. Хотелось бы, чтобы отношение к сотрудникам ГИБДД было другое.

    – Скажите, существуют ли некий «план по штрафам» для инспекторов? Например, чтобы пополнить местный бюджет?

    – Здесь конфликт интересов. У меня только одна просьба к начальникам управлений регионов – сделайте так, чтобы не было пьяных за рулем. Этот показатель я прошу делать в любом виде. Пьянку надо выявлять. Но может так случиться, что район ставит задачу пополнения бюджета. И я не первый раз это слышу.

    – Сейчас мы едем с Вами по трассе Чита – Хабаровск. Как впечатления от дороги?

    – Дорога сама хорошая. Но нас шокировала обстановка вдоль трассы: все пусто, а дома, которые встречаются, очень старые. Им лет по сто уже, наверное.

    – С точки зрения безопасности дорожного движения что необходимо сделать на этой дороге?

    – Число аварий и тяжесть последствия в результате ДТП на этой дороге растет. Потому что скорости возросли, инспекторов нет, контролировать некем. Мы хотели бы, чтобы на трассе появились строевые подразделения ГИБДД. Никуда не годится, что для оформления ДТП водители ждут сутки. Сделаем мобильные группы, которые будут курсировать вдоль трассы. Привязаны они будут к дорожно-эксплуатационным участкам, где расположены сейчас базы дорожников. Скорее всего, там будут роты ГИБДД, которые по пять экипажей будут курировать трассу на 100 км в одну сторону и 100 км в другую. Сейчас водители брошены на трассе. Будут также построены вертолетные площадки. Но надо еще строить медицинские учреждения вдоль трассы, куда будут доставлять раненных в ДТП.

    – Как Вы думаете, с какой скоростью можно ехать по этой дороге?

    – Я бы хотел, чтобы дорожники сделали заключение. И если оно будет соответствующим, будем выходить с предложением, чтобы увеличили скорость на трассе до 110 км/ч. На ней нужно повышать скоростной режим.